parallax background

Торговый дом «Вогау и Ко» (Wogau & Co)

Да Кэ Тан
14.08.2018
Настоящая вода пресна
19.08.2018
Торговля чаем долгое время была одним из основных объектов внимания торгового дома «Вогау и Ко» (Wogau & Co), но на ранней стадии своей истории он участвовал здесь в относительно скромных масштабах, поскольку не имел тогда значительного капитала, необходимого для чаеторговли. Тем не менее один из совладельцев фирмы в 1840-х гг. участвовал в чайной торговле через Кяхту, единственный в то время таможенный пост, откуда был разрешен ввоз чая в Россию.
Чаеторговым операциям Вогау решительный импульс придало разрешение правительства с 1862 г. ввозить чай в страну по западной границе. Немецкое происхождение Вогау и имеющийся у них опыт коммерческих отношений с Западной Европой явились позитивными факторами для развития их бизнеса, а то обстоятельство, что владельцев фирмы в Западной Европе знали гораздо лучше, чем их русских конкурентов, облегчало торговому дому доступ к источникам кредита. В результате Вогау получили неоспоримое преимущество по сравнению с русскими фирмами в таком прибыльном и динамичном секторе российской экономики, как внешняя торговля. Торговый дом стал одной из первых российских компаний, покупавших крупные партии чая у лондонских брокеров.
Следующим шагом вслед за установлением торговых отношений с Лондоном стало косвенное участие в импорте чая из Китая. В этой области торговый дом сотрудничал с фирмами И. С. Губкина и Н. Ф. Шубина, посылая своих представителей в Китай для контроля над закупкой, переработкой и погрузкой чая. В 1880-х гг. в Лондон был направлен русский служащий фирмы И. И. Жданов для наблюдения, по образцу представителей торгового дома в Китае, за тем, чтобы контракты заключались на поставку тех сортов чая, которые пользовались особым спросом на российском рынке.
Для финансирования растущей чаеторговли через Западную Европу требовался огромный кредит, который до 1895 г., по заявлению самого торгового дома, предоставляли по преимуществу такие банкирские дома Лондона, как «Фредерик Гут и Ко» (Frederick Huth & Co), «Дж. Шредер и Ко» (J. H. Schroeder & Co) и «Фрюлинг и Гошен» (Fruhling & Goschen). Как следует из документов банкирского дома «Клейнворт и Ко» (Kleinwort & Co), Вогау пользовались крупным кредитом и в этом финансовом учреждении1000. В регионах, где возделывался чай, Вогау установили добрые отношения с такими респектабельными фирмами, как «Кейс и Ко» (Keys & Co) в Коломбо и Калькутте, «Макмикин и Ко» (MacMeakin & Co) в Батавии, а также в Китае с фирмой «Роберт Андерсон и Ко» (Robert Anderson & Co), равно как и с русскими домами «С. В. Литвинов и Ко» и «Молчанов, Печатное и Ко». На российском рынке торговый дом развил обширную оптовую торговлю чаем, в его московской конторе и на 11 складских пунктах в Сибири и Средней Азии сбытом этого товара было занято около 250 служащих. В 1890-х гг. характер чайной торговли стал меняться, поскольку оптовые фирмы были вынуждены заняться розничным сбытом и предпринимать широкие рекламные акции своей продукции. Почувствовав, что эта деятельность не вполне отвечает задачам основного бизнеса торгового дома, Вогау учредили в 1893 г. специальную торговую компанию «Караван», целью которой являлся как экспорт русского чая за границу, так и розничная торговля этим продуктом на внутреннем рынке. Можно предположить, что немецкое название торгового дома препятствовало расширению розничной продажи чая в России.
Но в любом случае, к началу мировой войны «Караван» являлся огромной торговой компанией, в московской конторе которой было занято около 200 служащих, на 15 складах чая по всей территории Российской империи — еще около 300 человек, и, кроме того, примерно 800 работников обслуживали три чаеразвесочных предприятия в Москве, Уфе и Одессе. Оборот «Каравана» достигал 30 млн. руб. в год. Судя по таможенной статистике кануна мировой войны, «Вогау и Ко» импортировали в Россию чая на сумму около 90 млн. руб., что составляло примерно 1/3 всего российского чайного импорта.
Поскольку торговля чаем была тесно связана с операциями с сахаром, Вогау включили в сферу своих интересов и эту отрасль. Толчком послужило назначение в 1870-х гг. одного из совладельцев торгового дома членом администрации по делам несостоятельного должника Александра Борисовского, владевшего сахарорафинадным заводом в Москве. Завод перешел к В. И. Пасбургу, который, в свою очередь, вскоре столкнулся с финансовыми трудностями. Вслед за этим фирма «Вогау и Ко» вновь заключила соглашение с московскими инвесторами, в первую очередь с фирмами Катуаров, Боткина, Абрикосова, Трапезникова, Солдатенкова, и в 1873 г. было учреждено Товарищество Московского сахарорафинадного завода. Позиции Вогау на российском рынке сахара были столь прочны, что, когда в 1893 г. случился неурожай сахарной свеклы, торговый дом наряду с Петербургским Международным банком был назначен правительственным комиссионером по закупке сахара за границей.

Источник : http://statehistory.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.