parallax background
Кяхта – столица русской чаеторговли
12.10.2018
О чае и чайной торговле
13.10.2018
Однажды в Китае некто открыл растение, в котором обитал Дух. Этот Дух входит во всякого, кто отведает нектара чудесного растения. Если вам холодно – он согревает вас, если вам жарко – он дарует вам ощущение прохлады, если вы устали – он освежает вас, если вы напряжены – он расслабляет вас. Он защищает вас от неисчисляемого количества болезней и помогает скоротать бесконечные часы в неге дружеской атмосферы за приятной беседой. Что больше всего поразило того человека – это то, как лист и настой – плоть и кровь – этого растения влияли на его ощущения множеством разных цветов, форм, вкусов и ароматов, а порой и уносили за пределы реальности всех известных чувств.
Лю Юй, изображен здесь как величественный взрослый мужчина, вероятно внимательно читающий свою Книгу о Чае, на самом деле сбежал из дома в возрасте 13 лет, чтобы примкнуть к цирковой труппе и был довольно успешным клоуном и драматургом перед тем, как начал изучение чая.
 
Этот Дух Растения постепенно стал Духом-Хранителем того человека, и с той поры они стали неразделимы. Призванием того человека стало описание того, что существовало в реальности, ранее никогда не описанной словами. Он тщательно старался выразить тайны, ежедневно открываемые ему Духом-Хранителем, но как можно передать то божественное ощущение на языке, тот звук закипающего чайника, подобный шуму ветра в соснах?

Лю Юй, изображен здесь как величественный взрослый мужчина, вероятно внимательно читающий свою Книгу о Чае, на самом деле сбежал из дома в возрасте 13 лет, чтобы примкнуть к цирковой труппе и был довольно успешным клоуном и драматургом перед тем, как начал изучение чая. Будучи направляемым своим терпеливым Духом, он нашел слова, а точнее, символы (поскольку он был китайцем) – всего около семи тысяч, которые наиболее полно передавали божественность и таинственность чая. По прошествии 26 лет Лю Юй завершил Книгу Чая в 3458 году по китайскому летоисчислению, или в 760 году от Р.Х.
Лю Юй не был первым ценителем чая в Китае. Чайное дерево было известно на тот момент уже более, чем три тысячи лет. Сначала это была еда и лекарство, затем тонизирующее средство, и только потом – напиток. Постепенно чай распространился из внутренних территорий Китая вниз по течению реки Янцзы до Желтого моря. Подобно крестьянам, буддийские и даосские монахи в монастырях стали выращивать чай, почти как римские католические миссионеры сажали виноград по всей Европе, куда бы они ни заходили. В азиатской культуре чай можно считать общим для буддизма и даосизма: безмолвная передача умиротворения, Зеркало Души.

Сирота, воспитанный в дзенском монастыре, где он, по всей видимости, ухаживал за чайным садом, Лю Юй более тысячи лет назад понял, что чай, как и вино – это один из тех сельскохозяйственных продуктов, которые становятся произведением искусства. Чай в его лучшем проявлении – это как раз то, о чем писал Лю Юй в своей Книге Чая: где он растет и изготовляется, как его распознавать и выбирать, а самое сложное – как его лучше всего приготовить. Лю Юй относился к этим «деревенским» тонкостям с поэтической тонкостью, что и принесло ему знаменитость. Его изображения вскоре появились в каждом чайном магазине в виде статуэток святого-покровителя, и если дела шли плохо, то фигурку начинали обиженно поливать кипятком. Дела, однако же, шли преимущественно хорошо, так как китайцы открыли для себя чай не как суп, или салат, или тоник, но как «чистый напиток».
С десятилетиями чай стал настолько популярен, что император обложил его налогом, а иноземцы желали изведать его. Императоры династии Тан начали экспортировать чай за пределы Великой Стены в обмен на лошадей. Вскоре после смерти Лю Юя, одно из пограничных племен предложило тысячу лошадей за копию Книги Чая, а император Японии потребовал от подданных подарить ему чрезвычайно редкие «Чаи-Подношения», какие получал император Тан.

Постепенно чай распространялся по всей территории Азии, во многом благодаря деятельности Лю Юя, что и снискало ему славу национального героя и даже одного из Бессмертных. Именно благодаря ему простой, полезный чай стал одним из видов искусства для всех обитателей Азии – от деревень до дворцов.
С точки зрения ботаники, чай является одним из 80 членов большой семьи camellia. Будь то большой куст или дерево, чайное растение с ароматными цветками выращивают ради молодых листьев и почек из которых потом делают чай.
 
Во времена династии Тан Лю Юй варил чайный лист, однако при династии Сун любители чая научились измельчать его и размешивать бамбуковым венчиком в горячей воде. В результате вы пьёте взвесь чайного листа, как японцы пьют матча – измельченный в порошок чай, использующийся в чаною – «японской чайной церемонии».

Такой способ чаепития времен Сун сохранился в Японии, когда как в Китае эта чайная традиция была вскоре разрушена монголами. К тому времени, когда Мин выдворил монголов в 14-м веке, Китай начал производить крупнолистовой чай, подобный современному, а японцы по-прежнему настаивают на древней традиции производства, приготовления и церемонии. Таким образом, и заварочный чайник, и метод заваривания известного нам листового чая являются сравнительно молодыми китайскими нововведениями.
Японская чаною, аристократический «высший чай», обрёл свою окончательную форму благодаря дзенскому Мастеру Сен но Рикю, которого можно назвать японским Шекспиром. Культ чая Рикю непосвященному может показаться вычурным, при том он остается высшей медитативной практикой – чай выступает как медиум в этой нерелигиозной форме Буддизма, появившейся задолго до того, как японцы познакомились с чаем. Необходимо отметить, что в японской традиции главным аспектом является церемония, а в китайской – сам чай.

Китайцы придумали гайвань – чашку с крышкой – для заваривания чая и изобрели чайник. Первые чайники использовались для заваривания улунов – нового типа полу-ферментированных чаёв. Эти методы применялись в Китае на тот момент, как европейцы впервые достигли Китая морем и сделали свой первый глоток чая. В 1608 первая поставка чая в Европу прибыла в Амстердам, за полмира от места своего появления на свет. В Азии чай был известен уже более 4000 лет, а Запад впервые отведал его всего 400 лет назад. За эти 400 лет чай вошел во все культуры земли: от японской чайной церемонии до русского самовара, индийского чаи, китайского зеленого, тибетского чай с маслом – всего не перечислишь.
Всемирное распространение этого растения всегда нуждалось в Лю Юе и его «Книге Чая». По мере того, как проходили века, в Китае сменялись чаи, «Книга Чая» была переписана более ста раз, чтобы описать новшества новых форм чая. Чай – это практика, которую стоит постигать у Мастера, подобно иностранному языку или искусству. Каждая культура создала собственные пути использования чая как средства расслабления посреди суеты повседневности. Но с точки зрения древних людей Востока – как сказал бы Лю Юй – чай это нечто большее, чем средство освежить ум и тело.
Чай – это ещё и способ духовного обновления, эликсир ясности и пробуждающей тишины. Приготовление и употребление чая создают связь между двумя сердцами, Путь, ведущий из этого мира в другие реальности. Нет радости более простой, нет роскоши дешевле этой, нет более легкого средства изменить сознание. В каждой культуре употребление чая так или иначе стало действием объединения, другими словами – духовной практикой, которая со временем становится Путём – Зеркалом Души. И первым миссионером Пути Чая был автор Книги Чая – Лю Юй.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.