parallax background

О чае и чайной торговле

Лю Юй
12.10.2018
Чайный куст и чайное дерево
13.10.2018
В прошлом веке не только жители Сибири, но и всей России пили в основном китайский чай. Прежде, чем чай попадал на стол сибиряков, его надо было вырастить, приготовить и привезти. А это очень долгая история.

В Китае чай выращивался в основном в двух районах: восточном и западном. В восточную группу чайных плантаций входили районы между Нанкином и Фучжоу. Это шесть густонаселенных провинций: Фуцзянь, Цзяньси, Цзяньсу, Чжэцзянь, Гуандун и Гуанси. В первых четырех провинциях производились лучшие сорта чая. В западную группу входили плантации, расположенные вдоль верхнего течения реки Янцзы. Это провинции Юньнань, Сычуань и др. Полоса разведения чая здесь была шире, но плантации располагались реже, и выращивались более низкие сорта чая. Выращивали чай практически все жители этих районов, даже самые бедные семьи имели по несколько кустиков чая, который шел в основном на личное потребление. Как говорили китайцы, чай любит дождь, солнце, ясное небо, простор, нежирный чернозем и каменистые осыпи гор. К этому можно добавить, что чай любит необыкновенно кропотливый труд человека.

Разводился чай семенами, высота куста должна быть не более двух аршин (менее 1,5 метров), иначе лист будет плохого качества. Урожай начинали собирать на четвертый год, куст плодоносил 10-12 лет. Сбор чая производился в несколько приемов, первый — в конце марта — начале апреля, обязательно в хорошую погоду. Сначала собирали первые ростки и только что развернувшиеся листочки, дающие отборный чай, самые дорогие сорта. Самый первый чай назывался императорским и в продажу не поступал: он шел к императорскому столу. Затем обрывали созревшие молодые листочки. 90% этого чая шло в Россию.

Второй сбор производился в конце мая — июне, когда чайный лист развился, стал сочным. Этот сбор давал самые распространенные сорта. Третий сбор — в августе, из созревших листьев, давал грубые, дешевые сорта. Кое-где осуществляли и четвертый сбор, в сентябре, когда листья были уже грубыми. Это были самые низкие сорта чая.

Сбор чая производился очень аккуратно, только чистыми руками и чтобы не было никакого запаха. Во время сбора чая китайцы даже не употребляли в пищу лук, что было для них настоящим испытанием. Ростки отщипывались ногтями и бросались в чистую воду. Но это только начало чайного пути.

Собранный чай сушили, вялили на плантациях, выпаривали на сковородках, чтобы удалить сырость и излишние наркотические вещества. Затем чай поступал на фабрики, где продолжалась его обработка. Чайные фабрики представляли собой довольно бесхитростные строения в два этажа. На первом этаже чай поджаривался, ароматизировался и приобретал горьковато-вяжущий вкус. Ароматизация чая производилась цветами жасмина, розы, камелии, магнолии и т. д. На три части чая брали часть пахучего вещества, закладывали в кувшины, чередуя слой чая со слоем ароматизирующего вещества. Кувшин помещали в котел с горячей водой и доводили до кипения. Когда вода закипала, кувшин вынимали, отделяли чай от цветов. Весь этот процесс можно назвать священнодействием, не иначе. И в те далекие времена он соблюдался в основном на востоке, а в западных районах приготовление чая было более простым. Когда торговля чаем с Россией стала расти быстрыми темпами и увеличилась с 30.000 пудов в год в конце XVIII века до 250.000 пудов в середине XIX века, то это священнодействие стало нарушаться и на востоке Китая. На втором этаже фабрики чай просеивался, сортировался и упаковывался в ящики, этим занимались опытные, знающие дело люди. Чай плотно уминался в деревянные ящики, «цибики» (от монгольского слова «плетушка», так как ящик в два-три слоя оплетался камышом). Но в Кяхте и в Сибири такой ящик чая назывался “местом”.

Упаковка от чая «Чай кяхтинский» купца Александра Федоровича Петровского во Владимире в близи Золотых ворот на Большой улице у Архиерейской церкви. Торговля китайских чаев, сахару, кофе. Цена 1 рубль за пол фунта

Первыми европейцами, осуществившими собственное производство чая в Китае, стали русские, создав там ряд чайных фабрик, первые из которых появились в 1863 году. Среди создателей чайных фабрик в Китае были и представители сибирского купечества: Родионов, Хаминов, Пономарев.

С фабрик чай везли на рынок, где продавали оптовым чайным торговцам или доверенным европейских фирм, причем продавали только за наличные деньги. Рынков в Китае было много, но в Россию шел чай, закупленный в основном на рынке города Ханькоу.

В Россию ввозилось несколько сортов чая. Прежде всего речь идет о байховых чаях, которых было три сорта: торговый, или черный, цветочный и обыкновенный. «Обыкновенный» чай отличался низким качеством, спроса на него почти не было, и он привозился в очень небольшом количестве. Два других сорта байхового чая подразделялись еще на фамильный и сансийский. Фамильным назывался чай, который ежегодно закупался торгующими в Кяхте китайцами через своих комиссионеров прямо на чайных плантациях. Такой чай продавался в Кяхте под фамилией купца, доставившего его туда. Сансийским же назывался чай, покупаемый китайскими купцами в Калгане у калганских торговцев и уже под их именем. Русские купцы, продавая чай в Сибири, давали им названия «сквозного» и «ординарного». Ящики с чаем по весу были от 63 до 67 фунтов, или от 87 до 93 фунтов. Поэтому первые назывались квадратными, а вторые — полуторными, или неквадратными. Названий набралось довольно много, а речь идет практически о двух разновидностях байхового чая.

>

Затем шли так называемые зеленые чаи, делившиеся на высокие, первосортные и простые. Так как простые чаи не пользовались в России спросом, их привоз со временем почти прекратился. А вот высокие чаи, носившие название «Пекинских» или «жемчужных», хоть и привозились в небольшом количестве, заслуживают особого внимания, потому что это был чай очень высокого качества, почти как императорский, стоил он очень дорого, и его мог позволить себе пить далеко не каждый. Об особой ценности этого чая говорит и его упаковка. «Пекинский», или «жемчужный» чай запаивался в свинцовые банки, обклеенные сверху шелковой тканью с различными фигурами. Такая банка устанавливалась в красивый деревянный ящичек небольшого размера. Потом несколько маленьких ящичков укладывалось в большой деревянный ящик, который также оплетался камышом в несколько рядов.

Затем шел кирпичный чай, производство которого наладили в Китае русские, так как в других европейских странах он не употреблялся. Со временем русские познакомили с кирпичным чаем тех же китайцев, монголов и другие народы. Для приготовления этого чая русские вводили на своих фабриках в Китае различные технические усовершенствования типа гидравлического пресса. Весь этот чай, перешедший от производителя к купцу, надо было довезти до Кяхты, той самой маленькой торговой слободы, которая почти два века была центром русско-китайской торговли и имела когда-то мировую известность.

Купленные в Ханькоу чаи грузились на речные суда и по Янцзы, а затем по морю шли до Шанхая, крупного морского порта на востоке Китая. Здесь чай грузили на морские суда, которые доставляли их в Тяньцзинь. В этом городе чай облагался пошлиной, а затем на больших китайских джонках его везли по реке Байхэ до Тунчжоу. Долго и сложно. Но и это еще не все. Особой проблемой становилась сухопутная транспортировка чая от Тунчжоу до Кяхты, куда чай перевозился в основном на верблюдах. Из Тунчжоу чай попадал сначала в город Калган и уже отсюда шел по знаменитому торговому пути — Калган-Урга-Кяхта. Отрезок Калган- Урга представлял собой целую систему из восьми дорог, которые то сходились, то расходились, покрывая своей сетью основные районы южной и северной Монголии.

В Кяхту караваны с грузом чая приводили совошники. «Ходить на совок» — вынимать совком, похожим на небольшой лом с углублением в конце, из углов ящика для пробы 1- 0,5 фунта чая. Отсюда и пошло слово «совошник», человек, проверяющий чай. Совошники встречали в Маймачене (китайская торговая слобода, расположенная рядом с Кяхтой) караваны, предъявляли выданный хозяином билет на право привода каравана в кяхтинский гостиный двор, где они принимали чай по весу, проверяли его качество, а затем отвозили в ширильни. Каждые 12 хозяев устраивали совошную артель по 7-10 человек. Словом, это был целый промысел для определенной части населения Кяхты. Другая часть ее населения занималась шировкой чая. «Ширить чай» — зашивать его в кожу, чтобы не исчезли его вкусовые качества на длинном пути от Кяхты до Ирбита, Нижнего Новгорода, Москвы.

В Сибири чай из Кяхты поступал на ярмарки в Иркутск, Верхнеудинск, Нерчинск, а с ярмарок его развозили другим городам, деревням, селам, станицам, улусам и т. д. Только тогда он попадал на стол потребителя. Весь путь чая — от мест производства до мест потребления — составлял примерно 10 тысяч верст. На его преодоление уходило 6-7 месяцев, а до Нижнего Новгорода вообще 14-15 месяцев. Так что даже сибиряки пили чай уже прошлогоднего сбора. Много трудов требовал чай. Но слишком любим был этот напиток. Поэтому плыли джонки и корабли, шагали быки и верблюды, крутились колеса телег. Шли и шли караваны с чаем.

Источник : http://express.irkutsk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.