parallax background

Чайная история Шри-Ланки

Заварочный чайник. Фарфор
Заварочный чайник. Фарфор
04.11.2018
Чайный дом «Лао Шэ»
Чайный дом «Лао Шэ» — верность традициям старого Пекина
05.11.2018
 
В наши дни полки супермаркетов ломятся от гурманских сортов чая из самых разных уголков земного шара, но старшие поколения хорошо помнят те времена, когда за цейлонским чаем стояли огромные очереди и купить его можно было только по талонам. Цейлонский чай завозили редко и в чистом виде почти не продавали, основная часть шла на смешивание с грузинским и с краснодарским чаем, для получения более качественных отечественных купажей. После развала СССР на жителей постсоветского пространства обрушилось всё многообразие мирового чайного рынка. Китайский, кенийский и индийский чай заполонили полки магазинов, но впрочем ненадолго. К концу 1990-х россияне всё же соскучились по старому доброму цейлонскому «ортодоксу» и он вернулся в ассортимент российских магазинов и многочисленных чайных компаний, гибко подстраивающихся под настроения потребителя. Основными импортёрами цейлонского чая вновь стали Россия и страны СНГ.

Шри-ланкийский чай по-прежнему продолжают называть цейлонским, хотя формально это уже не совсем верно. Для жителей Шри-Ланки слово Цейлон — лишь неудачная европейская транскрипция устаревшего названия острова. В средних веках, на одном из местных диалектов остров называли «Сингала-Двипа», что в переводе означает «Остров Львов». Львов, кстати, на острове никогда не водилось, по легенде первый завоеватель острова Вижая был полулев-получеловек, но речь даже не об этом…

Получилось так, что сначала арабы транскрибировали это название в «Серендиб», португальцы умудрились переделать его в «Zeilan», от них голландцы услышали и адаптировали под себя как «Ceilan», после них у англичан получился «Ceylon», откуда возникло и наше название «Цейлон». Так что неудивительно, что в 1972 году, как только Цейлон перестал быть доминионом Британской империи, местные жители поторопились отказаться от данного колонизаторами названия и переименовали остров в Демократическую Социалистическую Республику Шри-Ланка.

Зачастую цейлонский чай называют также «ланкийским». Это скорее от того, что сложнее произнести «шри-ланкийский», нежели просто «ланкийский», но в принципе «ланкийский» это достаточно правильное определение. Впервые «Ланка» (в переводе с сингальского «Благословенная») упоминается в знаменитом древнеиндийском эпосе Рамаяна. Древнее название острова до сих пор используется сингальцами, коренными жителями этих мест.

«Благословенная страна» и «Досточтимая земля» — так в буквальном переводе с санскрита звучит современное название острова Шри-Ланка. Добавление «Шри» означающее «великий» или «великолепный», подчёркивает любовь ланкийцев к своей родине и напоминает о славных кандийских правителях древних времён, в именах которых в знак уважения всегда присутствовал почтительный эпитет «Шри».

Но не обязательно быть ланкийцем, чтобы чувствовать всю прелесть этого вечнозелёного райского уголка земли! Благодаря близкому расположению к экватору и соседству с Бенгальским заливом на Шри-Ланке в любое время года жарко, влажно, солнечно и в то же время остров слегка проветривается муссонами. В высокогорье слегка попрохладнее, там царит вечная весна. Идеальнее условий для выращивания чая и не придумаешь.

Несмотря на несомненный вклад англичан в развитие промышленности и сельского хозяйства Цейлона, местные жители не оставляли попыток избавиться от колонизаторов. Благодаря усилиям Коммунистической партии Цейлона, сразу после второй мировой войны, в 1948 году остров обрёл независимость как доминион в составе Содружества наций. 

А в 1972 году страна уже избавилась как от статуса британского доминиона, так и от старого, данного колонизаторами названия, переименовавшись в Демократическую Социалистическую Республику Шри-Ланка.

Накануне этого важного для страны события, благодаря земельной реформе проводимой правительством левых сил, были национализированы более четырёхсот британских плантаций чая, каучуконосов и кокосовой пальмы. В руках частных собственников оставили лишь плантации площадью менее 20 га, каковых на тот момент было около трети.

Это конечно повлекло за собой потерю британского рынка для сбыта чайного сырья. Но коммунистическая партия Цейлона очень своевременно установила дружеские отношения с Советским Союзом, одним из плодов которых стал экспорт цейлонского чая в СССР, что незамедлительно вернуло Цейлону статус мирового лидера по экспорту чая. В 1980 году Шри-Ланка была объявлена официальным поставщиком чая на Московских летних олимпийских играх.

К сожалению, в последующий период, в результате неумелого управления, сельскохозяйственная отрасль Шри-Ланки пришла в упадок и в 1990 г. было принято решение о привлечении частного капитала, в том числе и иностранных инвесторов, в числе которых оказались и британцы, пожелавшие вернуться на насиженное место.

Государство оставило себе лишь функции регулятора. При этом, все валютные операции по торговле чаем теперь должны были осуществляться исключительно через Государственный банк Шри-Ланки. Таким образом, уже по состоянию на 2001 год, Чайным советом Шри-Ланки официально было зарегистрировано более 75 экспортёров чая, организовывавших поставки более чем в 130 стран.

Первоначально на Цейлоне выращивали кофе и надо сказать — довольно успешно: в антикварных лавках до сих пор можно встретить буклеты с рекламой цейлонского кофе и красивые коробочки из под цейлонского кофе в колониальном стиле.

Но в один момент всё вдруг рухнуло — случилась природная аномалия и после длительных дождей пришла жара. Листики кофейных деревьев стали запревать и по ним начала расползаться «кофейная ржавчина» или «Coffee Leaf Rust», как в народе прозвали грибковую инфекцию Hemileia Vasatrix. Плантации кофейных деревьев стали стремительно оголяться от листьев и гибнуть. По сей день многие страны Центральной Америки сталкиваются с всё той же трагедией кофейного мира, но средство от этой напасти так до сих пор и не изобрели.

Но в нашей истории, как говорится, нет худа без добра. Ведь мало кто знал о цейлонском кофе, зато о цейлонском чае узнал весь мир!

«Немногие могут сказать, что своим трудом помогли преобразить окружающую природу, но своей красотой эта холмистая страна, какой мы видим её сегодня, обязана вдохновению Джеймса Тейлора. Человека, который основал чайное производство в Шри-Ланке»

<span style="font-size: 12pt; color: #000000;">Джон Филд/высокий комиссар Великобритании в Шри-Ланке 1992 г. </span>

Ланкийцы называют Джеймса Тейлора (James Taylor) не иначе как «Отец цейлонского чая». Недаром в Музее чая г. Канди именно его бюст встречает вас на входе, с него и началась чайная история острова.

В далёком 1851 году, мальчишкой 16 лет от роду, Джеймс приехал на Цейлон и устроился помощником инспектора кофейной плантации в окрестностях г. Канди. В одно из своих посещений расположенного неподалёку Королевского ботанического сада Перадении, Джеймс обратил внимание на прекрасно адаптировавшиеся к условиям местного климата чайные деревья.

А напомню, что то были времена когда Англия, в попытках снизить себестоимость китайского чая, познакомила Китай с опиумом. Китайские правители безуспешно пытались предотвратить контрабанду наркотиков, раз за разом проигрывая морские сражения. Так или иначе, покупка чая в Китае очень сильно усложнилась для англичан, находившихся с Китаем в состоянии войны и британцы усиленно предпринимали попытки самостоятельного культивирования чая на землях своих многочисленных колоний.

Так стоит ли сомневаться, что Харрисон и Лик, работодатели Джеймса Тейлора, весьма обрадовались перспективной с коммерческой точки зрения идее выращивания чая на месте гибнущих плантаций кофе. Они всячески способствовали обустройству небольшой экспериментальной чайной плантации площадью всего 77кв.м. в саду усадьбы Лулекондера (Loolecondera), неподалёку от г. Канди. Саженцы чайных деревьев были предоставлены Королевским ботаническим садом Перадении. Был организован активный обмен опытом с плантаторами из северной Индии, также управляемой британцами.

Первые производственные эксперименты происходили прямо на веранде и на столах бунгало, в котором и проживал сам Джеймс Тейлор. Непосредственно в саду были построены глиняные печи, где на самодельных проволочных лотках ферментировалось сырьё. Так маленькое приусадебное производство, названное «Loolecondera Estate» — стало первой официально зарегистрированной чайной маркой острова Цейлон.

В 1872 году Тейлор самолично сконструировал машину для скручивания чайного листа и уже через год пробная партия из 100 кг фирменного чая «Loolecondera Estate» поехала в Англию. 

На тот период времени Англия уже обладала богатым опытом производства колониального чая, но чай Джеймса Тейлора там оценили и нашли интересным. Этот момент и можно назвать точкой отсчёта зарождения ланкийской чайной промышленности.

Инвесторы выделили Тейлору большое количество помощников и учеников, что позволило увеличить производственные мощности и заложить новые чайные плантации. Выяснилось, что китайским чайным деревьям пришёлся по нраву климат высокогорья, а саженцы деревьев завезённых из Индии лучше всего себя чувствуют на равнинных плантациях. Это ещё больше воодушевило начинающих плантаторов.

Экспериментальные чайные фабрики вели постоянный обмен опытом с более опытными чайными фабриками, расположенными в индийских провинциях Ассам и Калькутта и уже к 1890 г. площадь чайных плантаций на острове обогнала площадь кофейных плантаций. 
 Чай стал хорошо продаваться в Лондон и Мельбурн.

С 1877 года в порт о. Цейлон уже курсировали специальные теплоходы, предназначенные для перевозки чая (чайные клиперы на Цейлон не плавали, видимо не были приспособлены для таких путешествий). Первым таким судном стал английский теплоход «Герцог Аргайл». А вскоре, уже и в столице острова, городе Коломбо, был организован собственный чайный аукцион. Первая партия цейлонского чая ушла с молотка по цене 25 фунтов и 10 шиллингов за фунт.

Темпы производства цейлонского чая нарастали в геометрической прогрессии: к 1880 году экспортировалось уже 81,3 тонны чая, а ещё через десять лет это уже было 22 899,8 тонн чая. Забегая вперёд скажу, что ещё через семь-восемь десятилетий (в 1965 году) Цейлон выйдет на первое место по мировому экспорту чая.

Кстати, любопытный факт, который нельзя не отметить — в 19 веке на Цейлоне большой популярностью пользовались самовары. Также как и в Россию, на Цейлон самовары были завезены из Голландии.

Хотя в интернете ходит даже такая версия, что в Россию самовар попал с Цейлона, вместе с чаем, благо у династии знаменитых российских чаеторговцев Кузнецовых были собственные закупочные конторы не только в Индии и Китае, но и на Цейлоне. Кроме того, «Российское агентство цейлонскаго чая и другихъ продуктовъ» М.Роживю привозил с Цейлона не только чай и кофе, но и другие интересные цейлонские товары.

Впрочем, доподлинно известно, что в России самовар появился гораздо раньше, ещё во времена Петра Первого (считается, что именно он привёз самовар из своей поездки в Голландию). Так или иначе, но и по сей день можно увидеть необычные местные самовары в витринах магазинов Шри-Ланки и даже у входа в знаменитый чайный замок фабрики Млесна Сэйнт Клэр (Mlesna Tea Castle St. Clair).

Но вернёмся к увлекательной истории о том, как устанавливалась цейлонская чайная промышленность. Первая полноценная чайная фабрика острова была открыта в 1884 году. Она и по сей день называется «Pedro Estate» и сейчас является не столько производителем чая, сколько весьма популярным объектом чайного туризма.

Плантаторы очень стремились поскорее пробиться на мировой чайный рынок и в 1894 г. была создана Чайная Палата и основана Ассоциация плантаторов о. Цейлон. По сей день эта организация является контролирующим органом ланкийской чайной промышленности.

От имени Ассоциации, в 60 королевских домов Европы были разосланы ящики с чаем и с иллюстрированными альбомами, знакомящими европейских вельмож с цейлонской чайной продукцией. Известно, что среди получивших такие наборы были кайзер Вильгельм II, император Александр III, герцог Николос, королева Италии и император Франц-Иосиф.

Незадолго до этого, крупный британский предприниматель Томас Липтон заинтересовался возможностью производства своего чая на Цейлоне, как наименее затратного для своего бизнеса источника чайного сырья. Липтон отправился на Цейлон в самом начале промышленного чайного бума, скупил по ещё низкой на тот момент цене ряд чайных плантаций и получил таким образом возможность поставлять собственный чай напрямую в свои чайные магазины, экономя на услугах посредников.

В результате чай обходился дешевле, и он смог успешно конкурировать с чайными магазинами, продающими чай из других регионов. Более того, снизив стоимость чая со среднерыночной аж в три раза, Липтон впервые сделал этот напиток доступным не только буржуазии, но и семьям с самым скромным доходом.

Превратив чай в товар широкого потребления Липтон охватил огромную аудиторию сначала на британском и американском, а затем и на мировом рынке, за что по приказу королевы Виктории получил в награду рыцарский титул.

Несмотря на несомненный вклад англичан в развитие промышленности и сельского хозяйства Цейлона, местные жители не оставляли попыток избавиться от колонизаторов. Благодаря усилиям Коммунистической партии Цейлона, сразу после второй мировой войны, в 1948 году остров обрёл независимость как доминион в составе Содружества наций. 

А в 1972 году страна уже избавилась как от статуса британского доминиона, так и от старого, данного колонизаторами названия, переименовавшись в Демократическую Социалистическую Республику Шри-Ланка.

Накануне этого важного для страны события, благодаря земельной реформе проводимой правительством левых сил, были национализированы более четырёхсот британских плантаций чая, каучуконосов и кокосовой пальмы. В руках частных собственников оставили лишь плантации площадью менее 20 га, каковых на тот момент было около трети.

Это конечно повлекло за собой потерю британского рынка для сбыта чайного сырья. Но коммунистическая партия Цейлона очень своевременно установила дружеские отношения с Советским Союзом, одним из плодов которых стал экспорт цейлонского чая в СССР, что незамедлительно вернуло Цейлону статус мирового лидера по экспорту чая. В 1980 году Шри-Ланка была объявлена официальным поставщиком чая на Московских летних олимпийских играх.

К сожалению, в последующий период, в результате неумелого управления, сельскохозяйственная отрасль Шри-Ланки пришла в упадок и в 1990 г. было принято решение о привлечении частного капитала, в том числе и иностранных инвесторов, в числе которых оказались и британцы, пожелавшие вернуться на насиженное место.

Государство оставило себе лишь функции регулятора. При этом, все валютные операции по торговле чаем теперь должны были осуществляться исключительно через Государственный банк Шри-Ланки. Таким образом, уже по состоянию на 2001 год, Чайным советом Шри-Ланки официально было зарегистрировано более 75 экспортёров чая, организовывавших поставки более чем в 130 стран.

В первое время Шри-Ланка довольно успешно переориентировалась на страны арабского Востока. Но внутриполитические и экономическими проблемы острова, а также потеря российского рынка всё же отразились на экспортных показателях Шри-Ланки: с первого места, которое цейлонский чай занимал в мировом экспорте чая с 1965 по 1995 г, он постепенно спустился на четвертое, вслед за Китаем, Индией и Кенией и ему уже «наступает на пятки» Турция (по некоторым данным, Турция уже даже вырывается вперёд).

Чайная промышленность Шри-Ланки сильно пострадала от краха мировых товарных рынков в 2008 г., а также от сильной засухи, случившейся в регионе в 2009 г. Хотя последующие годы стали более удачными. Кроме того, восстановление чайной отрасли совпало по времени с окончанием длившейся на острове на протяжении последних 30 лет межэтнической войны, что, как уверены многие, предвещает устойчивый экономический рост. Так или иначе, даже последующее возвращение на российский рынок не помогло Шри-Ланке наверстать утраченные позиции лидирующей чайной державы.

В наше время производство чая приносит казне Шри-Ланки около 2,5% от ВВП Республики и более 1 млн местных жителей занято в сфере чайной промышленности острова. 
Благодаря участию в различных ассоциациях, объединяющих страны южно-азиатского региона, Шри-Ланка является местной «зоной свободной торговли» с полной ликвидацией таможенных пошлин на товары, закупаемые между собой у региональных соседей, что безусловно способствует сбыту ланкийской чайной продукции в близлежащие страны.

69% экспортируемого чайного сырья добывается мелкими фермерскими хозяйствами. Наиболее влиятельная прослойка населения острова традиционно представлена сингальцами, многие из которых владеют предприятиями, связанными с иностранным капиталом. В среднем на одной крупной чайной плантации может быть задействовано до полутора тысяч работников, большая часть из которых — женщины-тамилки, трудоспособный возраст которых начинается с 12 лет.

Удивительно, но британские жизненные и производственные стандарты очень трепетно поддерживаются местными жителями. Прогуливаясь по чайным плантациям, а также по улочкам с прекрасно сохранившимися старинными зданиями в колониальном стиле, например где-нибудь в Нувара-Элии или в порту Галле возникает чувство, будто машина времени чудесным образом перенесла вас на пару столетий назад.

Источник : http://chaishop.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.