parallax background
Лето – время гайваней
Лето – время гайваней
14.09.2020
Бесполезные полезные свойства. Ложь «во благо»
Бесполезные полезные свойства. Ложь «во благо»?
15.09.2020
До чего же странные представления о ботанике и агротехнике бытуют в российском чайном сообществе! Иногда кажется, что оно целиком состоит из людей, не только ни разу в жизни не пытавшихся что-нибудь вырастить, но даже никогда не видевших огород или сад плодовых деревьев.

Я уже не удивляюсь, что удобрения у них – это практически яд. Из земли же нужно только забирать азот, фосфор, калий и прочее, вносить их туда – грех с точки зрения псевдоэкорелигии. Зачем разбираться, какие удобрения нужны, когда и в каком количестве, они все – зло, скверна, гроб, гроб, кладбище. Чаеводы ведь только и думают о том, как бы навредить природе, чаю и его любителям. Про пестициды и говорить нечего – мы же все понимаем, что чайные плантации создают не для того, чтобы собирать и делать чай, а для того, чтобы насекомые-вредители не испытывали голода, цель всякого порядочного, экологически ответственного человека – развести их побольше.

Но теперь выясняется, что и глубокая обрезка кустов по окончании сезона сбора – тоже зло. Это «повышенная эксплуатация», и она «может плохо сказываться на чайных кустах». Причём это говорят не завзятые адепты «эко»-культа, а вполне вменяемые люди. Но и они, похоже, не вникают в то, что написано в посте https://vk.com/club47905050?w=wall-47905050_18032 и в статьях по ссылкам, которые в нём даны – а там ясно говорится, для чего нужна обрезка. Видимо, и над ними довлеет старательно насаждаемый образ благоденствующего вдали от людей, в глубине леса старого чайного дерева, к которому изредка с огромным почтением приближаются несколько крестьян в традиционных одеждах, робко срывают несколько листочков и, кланяясь, уходят прочь, больше ничего им делать не позволено. И вот с этой чудесной картиной всё и сравнивается.

При этом любители чая почему-то не ищут помидоры с древних деревьев или дикорастущую картошку. Объектом странных притязаний выбран почему-то только чай. Никак не могу понять, чем он так провинился…

Я не против описанной картины. Я даже не скажу, что это стопроцентное фэнтези – нет, нечто подобное действительно имеет место в общинах каких-нибудь юньнаньских ва, х`монгов на севере Вьетнама и т.п. Но это – исключение. Не нужно снимать с него мерку, ставить её под колпак в личной палате мер, весов и идеалов и подходить с этой меркой к современному чайному производству.

Архаическое кустарное производство чая из сырья с диких деревьев и современная чайная индустрия – принципиально разные системы, действующие в разных условиях и выполняющие разные задачи. Можно сколько угодно романтизировать близкое к натуральному хозяйство малых народностей, населяющих предгорья Гималаев, но я бы хотел, чтобы вы понимали, что если бы чаеводство оставалось их уделом, то вы, скорее всего, никогда не узнали бы о чае. А если бы вам каким-то образом удалось попробовать странный продукт х`монгов, ва или сингфо, то совершенно не факт, что он вам понравился бы. А если бы этот продукт всё же стал экспортным, то соотношение его цены и качества разительно отличалось бы от того, что мы имеем сейчас. Потому что цель современной индустрии – не надругаться над древними традициями, а сделать чай доступным для массового потребителя и соответствующим требованиям этого потребителя.

Если мы живём вне времени и вне мирового рынка и делаем чай, прежде всего, для себя, нам его нужно немного, и нам желательно потратить на него поменьше сил, потому что у нас полно других занятий – надо свиней разводить и овощи выращивать – тогда нам вполне достаточно диких чайных деревьев в соседнем лесу. Они существуют в равновесии с окружающей средой, им не нужны ни удобрения, ни защита от вредителей, и даже обрезка им не нужна, хотя в некоторых случаях она могла бы оказаться полезной. Надо следить только, чтобы вмешательство человека не разрушило это равновесие. Это можно сравнить с тем, как мы собираем в лесу грибы, чабрец или иван-чай.

Но если нам нужны не килограммы, а миллионы тонн чая (а мировое производство чая в наше время – это миллионы тонн), тогда нам не обойтись без плантаций. А на плантациях изначально нет и быть не может экологического равновесия. Сотни и тысячи гектаров монокультуры неизбежно ставят вопросы, как сохранить плодородие почв и баланс питательных элементов в них, как защитить растения от вредителей, у которых в таких условиях оказывается уйма пищи и минимум естественных врагов, как уберечь растения от болезней, которые в таких условиях могут распространяться, как пожар, как поддержать и увеличить их урожайность. И предпринимать усилия в этих направлениях – так же естественно, как не предпринимать их, собирая грибы под Воронежем. Когда мы возвращаемся на дачу из леса с грибами и чабрецом, перед нами предстают грядки с баклажанами, которых моментально сожрали бы колорадские жуки, если бы мы положились на «мудрость природы». И виноград, который, если не сдерживать рост зелёной массы жёсткой обрезкой каждые несколько дней в первой половине лета, стал бы затенять сам себя, а это, во-первых, не на пользу гроздьям, а во-вторых, верная дорога к болезням. И цветы, которых без прополки задушили бы сорняки.

На огороде, даже небольшом, не получится вести себя, как в лесу, поймите это.

Далее. Почему интенсивный сбор молодых побегов во время весеннего сезона и обрезка по его окончании — это «повышенная эксплуатация»? В сравнении с чем она повышена? В сравнении с этим старым деревом из радужной картины в начале поста? Такое сравнение некорректно. Старые, слабо вегетирующие деревья нуждаются в бережном сборе листьев, но молодые кусты современных высокопроизводительных культиваров – это абсолютно другая ситуация. Они и выводятся с таким расчётом, чтобы формировать зелёную массу в избытке и легко переносить её сбор. Жалеть их – то же самое, что жалеть овцу шерстяной породы, которую регулярно стригут догола.

Далее. Чем вообще измеряется то, плохо или неплохо сказываются на чайных растениях действия человека – та же обрезка, например? У меня иногда складывается впечатление, что в псевдоэкопарадигме любое человеческое телодвижение – это заведомо плохо, надо сдохнуть или свалить куда-нибудь с этой планеты, тогда экоупоротые будут довольны. Если это действительно так, тогда говорить не о чем, если же нет, тогда нужен ясный критерий. Что может послужить таким критерием? Размер растения? Но на плантациях нам не нужны гигантские чайные деревья. Его долголетие? Как влияют сбор листьев и обрезка на срок жизни чайного растения, может сказать только квалифицированный специалист. Но если говорить о средней продолжительности жизни, то у кустов на плантации она однозначно будет намного выше, чем у таких же кустов, помещённых в условия дикой природы. Они в принципе не созданы для жизни в лесу! Начать с того, что не все они могут размножаться без участия человека – тот же Бай Е И Хао, например, семенами не размножается. А у того, что размножается, не все семена прорастают, и не все ростки выживают. Почему беспощадность естественного отбора – это ми-ми-ми и ути-пути какая прелесть, а рациональный уход за кустами на плантации, при котором почти все они доживают до выкорчёвки и замены – это фу какая жестокость? Может быть, сама эта замена претит адептам гуманизма, вывернутого наизнанку? Надо не заменять кусты по достижении ими возраста, в котором вегетация существенно снижается, а позволять им дожить до естественной гибели? А для продолжения производства чая тогда, наверно, нужно снести соседний дикий лес и разбить новую плантацию на его месте? Опять же – откуда эти двойные стандарты? Все понимают, что нужно периодически обновлять зелёные насаждения в городской среде, хоть и жаль бывает прощаться с заслуженными великанами. И плодовым деревьям тоже незачем медленно умирать десятилетиями, занимая место – их срубают, выкорчёвывают и заменяют молодыми саженцами. В чём с чаем-то проблема?.. В общем, когда на те культивары, с которых собирается львиная доля чая, с которым мы имеем дело, примеряется чудесный образ мудрого лесного древа – это всё равно, что представлять, как где-то на солнечной полянке посреди лесной чащобы под раскидистыми баклажанами резвятся счастливые курочки-несушки и йоркширские терьеры, освобождённые от человеческого гнёта.

Чайные кусты выращивают не для удовлетворения чьих-то влажных псевдоэкологических фантазий, а для производства чая. Поэтому у того, правильно ли действуют чаеводы, есть очень простой критерий: количество и качество чая при разумном их балансе. Всё, что ведёт к увеличению количества чая (с учётом долгосрочной перспективы) при сохранении его качества, или к увеличению его качества (опять же с учётом долгосрочной перспективы) при сохранении его количества – однозначно хорошо, даже если обращение с растениями при этом кажется вам жестоким, потому что вы проецируете на него что-то антропоморфное и представляете, как вам обрывают волосы и обрубают руки.

При нерациональном, хищническом подходе с долгосрочной перспективой могут возникнуть проблемы. Например, проблемы с плодородием почв. Отрицать я это не буду. Но, во-первых, освещать такие проблемы и пути их решения – дело специалистов, не «чайных экспертов» и «чайных учителей», а агрономов и почвоведов. А во-вторых, хочу заметить, что там, где снизившееся качество чая пытаются списать на истощение почв, у него нередко есть более очевидная причина – упадок технологии обработки чайного листа из-за снижения квалификации чайных технологов и из-за их недобросовестности. Когда улун номинально полусферической скрутки похож на какие-то варварские закорючки, на кайму ферментации нет и намёка, а грамотным прогревом и не пахнет, как в переносном, так и в самом прямом смысле – знаете, тут не почва виновата.

И последнее. Внимание и почтение к маленькому кустарному производству, полуручным и ручным технологиям и т.п. стало настолько общим местом за последние двадцать лет, что его даже не назовёшь трендом – это не тренд, это мастхэв маркетинга. Китайцы любят красивые картинки о «возрождении древних традиций» не меньше, чем русские, в китайских СМИ и блогах полно материалов об этом. Но если читать их внимательно, то можно обнаружить интересную вещь – почти никогда не говорится о качестве такого чая, этот вопрос старательно обходится стороной. Это уже в России додумывают, что древний дикорастущий хэндмэйд-чай – всегда и во всём лучше, вон ведь сколько о нём говорят! Да, говорят, но не для того, чтобы переключить внимание на него с ординарного чая, производимого на современных заводах, а как раз наоборот – чтобы привлечь внимание к чаю в целом, ведь в Китае он не очень популярен. И «дикорастущесть», чайная культура, древние традиции отлично работают на привлечение внимания и повышение престижа чайной темы.

Источник : https://vk.com/club47905050

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *