parallax background

Чайная бесцеремонность

Достоинства чая
11.10.2018
Чайная доска
12.10.2018
В начале мая 1888 года московская публика весьма заинтересованно следила за ходом начавшегося в окружном суде процесса над купцами братьями Александром и Иваном Поповыми и их поставщиком крестьянином Матвеем Ботиным. Поповы не в первый раз оказывались на скамье подсудимых, и обыватели первопрестольной с нетерпением ждали, удастся ли им и теперь вывернуться и выйти сухими из воды. В обвинительном акте, прочитанном в первый день процесса, говорилось:
Chaj-Popov_i_Co
«В 1843 году коллежский советник Константин Абрамович Попов совместно с братом своим Семеном Абрамовичем Поповым учредил в Москве для торговли чаем торговый дом под фирмою «Братья К. и С. Поповы». В течение многих лет этот торговый дом пользовался среди торговцев и потребителей самой почетной репутацией, но в конце семидесятых годов стали распространяться слухи о недоброкачественности чая, продаваемого этой фирмою. Отыскивая причины этих слухов, торговый дом узнал, что москательный торговец купец Александр Петров Попов, учредивший в Москве в 1878 году торговый дом под наименованием «Александр Попов и К°», производит также торговлю чаем, причем продаваемый им чай обертывает в этикеты и бандероли, схожие с этикетами и бандеролями торгового дома «Братья К. и С. Поповы».

Ввиду сего по заявлению торгового дома «Братья К. и С. Поповы» в 1880 году производилось полицейское дознание, а потом и предварительное следствие об употреблении торговым домом «Александр Попов и К°» поддельных этикетов и бандеролей, но дело это, по определению московского окружного суда от 28-го июля того же года, было прекращено на том основании, что между этикетами и бандеролями, употреблявшимися Александром Поповым и торговым домом «Братья К. и С. Поповы», не было обнаружено полного тождества. После такого исхода этого дела торговый дом «Братья К. и С. Поповы» нашел нужным изменить свои этикеты и бандероли и в 1882 г. испросил у департамента торговли и мануфактур разрешение на употребление нового рисунка в этикетах и бандеролях. Но едва только этот новый рисунок был пущен в обращение, как Александр Попов сделал и для себя этикеты и бандероли подобного же рисунка, обозначив на них свою фирму под наименованием «Торговый дом братья Поповы в Москве». Между тем такого торгового дома законным порядком им учреждено не было».

Во второй раз Фемида оказалась к Александру Попову и его брату Ивану не столь благосклонной: за использование чужого наименования для продажи своего товара их приговорили к штрафу в 200 рублей каждого. Но эта сумма не шла ни в какое сравнение с прибылью от продажи чая, так что даже после приговора «фальшивые» Поповы продолжили свой бизнес.
Chaj-Popovy
В 1883 году К. и С. Поповы преобразовали свой торговый дом в товарищество чайной торговли и складов и получили высочайшие, самим императором утвержденные, устав и название нового предприятия. Соответствующим образом у настоящих чаеторговцев Поповых изменилась и упаковка чая. Но А. и И. Поповы тут же изменили и свою упаковку, поскольку в случае нового процесса ни к чему, кроме штрафа, их приговорить не могли. Понятно, что после такой наглости настоящие чайные Поповы решили избавиться от Поповых-копиистов раз и навсегда. По всей видимости, они подкупили служащих конкурирующей фирмы и получили подтверждения того, о чем давно догадывались: их недруги подделывали не только упаковку, но и сам чай. Ничего хитрого в этом трюке не было. В чай нормального качества добавляли уже заваривавшийся и высушенный на рогоже чай, именовавшийся поэтому рогожским. Другой распространенной среди фальсификаторов добавкой служил дикорастущий иван-чай, или копорская трава.

Наказание за собственно подделку чая не относилось к числу самых строгих. За него полагалось до трех месяцев ареста и штраф до 300 рублей. Но за неоднократно повторявшееся мошенничество грозило уже лишение всех прав состояния и арестантские роты на четыре-пять лет. Так что «Товариществу чайной торговли и складов К. и С. Поповых» стоило инвестировать средства в разоблачение недобросовестных конкурентов. Результаты не заставили себя ждать.

«В начале января 1886 года,— говорилось в обвинительном акте,— почетный гражданин Леонид Филиппов и крестьянин Гавриил Одинцов заявили московскому обер-полицмейстеру, что в чайном складе братьев А. и И. Поповых, где они находились на службе, постоянно подмешивается в настоящий чай так называемый рогожский чай, и в подтверждение своего заявления сослались, что в складе имеется в данное время три бочки такого рогожского чая весом по 30 пудов в каждой бочке. Вследствие сего 8-го января чинами московской сыскной полиции в помещении чайного склада торгового дома «А. и И. Поповы» был произведен внезапный обыск, причем были найдены: в холодной кладовой — три ящика, зашитые в рогожу и обвязанные веревками, весом 25 пудов, и две бочки приблизительно 40-ведерной емкости, упакованные таким же образом, весом 43 пуда 20 фунтов. По вскрытии этих ящиков и бочек они оказались наполненными копорской травой, называемой также иван-чаем».

Но и это было далеко не все. Сыщики нашли на складе Поповых разнообразные лекарства, которые, как они показывали, закупались у производителей. Однако полиция установила, что один из приказчиков Поповых появлялся на фармацевтическом складе, где хранились найденные при обыске снадобья, и пытался за крупную сумму купить документы, подтверждающие то, что лекарства куплены там. А в ходе допросов выяснилось, что лекарства А. и И. Поповы подделывали так же, как и чай. Так что на суде Александр Попов счел за благо взять всю вину на себя, чтобы избавить от наказания младшего брата. В последнем слове он просил присяжных о снисхождении: «Я совсем разорен теперь, у меня жена и семь детей, не отнимайте меня от моего семейства». Но снисхождение проявили к его брату, которого оправдали, и к поставщику иван-чая Ботину, которого осудили на два месяца. А Александра Попова, лишив купеческого звания и всех прав, сослали навечно в Томскую губернию.

Случай привлек к себе внимание не только из-за того, что в нем была замешана одна из самых известных в Российской империи торговых фирм, но и ввиду суровости вынесенного приговора. Ведь если фальсификаторов и ловили, они в самом неприятном для себя случае отделывались штрафом, а подделывали в России, причем повсеместно, практически любые продовольственные товары, включая товары первой необходимости — муку и хлеб.

Источник : https://www.kommersant.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *