parallax background

Буддийские монастыри Уишаня и чай

Нефритовая бабочка
08.10.2018
Тянь Лянь
08.10.2018
 
Историю буддизма в Уишане можно проследить вплоть до эпох Вэй и Цзинь, то есть до 4-го — 5-го веков н.э., а возможно, и ещё раньше. Но начало добрых взаимоотношений между местными буддистами и чаем по некоторым историческим материалам было положено в самом начале эпохи Тан.

В 6-й год танского правления под девизом У-Дэ (618) некий монах в уишаньском Облачном Логове (Юнь-Во) основал монастырь Каменного Зала (Шитансы). Со скалы Обруч (Фухуянь) стекал источник Сыма, со всех сторон уносились ввысь отвесные скалы, а посреди них была ровная площадка в десять с лишним му, пригодная для выращивания чая отборного качества, поэтому позже это место назвали Чайной Пещерой.

В первый год правления под девизом Синъюань танского императора Дэцзуна (784) проживавший в фуцзяньском Чанлэ чаньский наставник Байчжан Хуайхай составил новый кодекс чаньских заповедей. В этом тексте «Заповеди Байчжана» предписывалось следующее: каждый монах одновременно с самосовершенствованием обязательно должен участвовать в сельскохозяйственной деятельности, самому зарабатывая себе пропитание. «День не поработал, день не поел». Одновременно с этим поощрялись чаепития во время буддийских практик для всего духовенства, и был подробно расписан регламент таких церемоний. Это сделало потребление чая существенной частью повседневного быта монастырей. С тех пор почти на всех 36 вершинах и 99 утёсах Уишаня, где можно было выращивать чай, появились монастыри. Нет чая на горе — нет храма.
Чай, производимый буддийскими монастырями, помимо собственного потребления внутри общины ещё частично предлагался в качестве ответного подарка всякому дарителю. Поскольку буддийские монастыри располагались на прекрасных горных площадях и были весьма искусны в изучении и улучшении техник производства чая, монастырские чаи Уишаня с самого начала прославились своим качеством. Местные чиновники часто делали подношения чаем своим коллегам из императорских канцелярий, и таким образом монастырские чаи из горной глухомани добирались до высоких столичных кабинетов. В годы правления под девизом Юаньхэ танского Сяньцзуна (806-820) в тексте Сунь Цяо «Книга о дарении чая чиновнику по имени Цзяо Синбу» Уишань называется местом «бирюзовых вод и киноварных скал», а чай, производимый местными монастырями, получил почётное прозвище «Господин Поздняя Сладость» (Вань Гань Хоу).
В третий год правления династии Поздняя Тан под девизом Тяньчэн (928-й) правитель государства Минь Ван Яньцзюнь пригласил известного монаха уишаньского монастыря Благовещей Скалы (Жуйяньсы) Ши Цзаогуана прибыть в Фучжоу дабы «почтительно послужить его личным наставником». Ши Цзаогуан был жителем уишаньской деревни Утунь. В молодые годы он ушёл из дома, подавшись в монахи, летом носил одежды из бумаги, зимой принимал ванну в ледяной воде и заваривал чай на растопленном льду. Пребывая в перманентно трудных обстоятельствах, спасался исключительно медитациями и сформулировал два чайно-чаньских коана: Выпей чаю (吃茶去) и Чай и Созерцание постоянны (茶禅一味). Поэтому его назвали Будда Древности Коубинь (буквально — Запертый во льду). Во время обучения миньского правителя, предложил делать уишаньский чай в нуждах государства. Эту идею правитель одобрил, и в 933-м году издал указ об основании чайного производства в Северном Саду (Бэйюань), а Уишань стал частью угодий, подчинённых этому саду. Хотя с этого момента производство чая в Уишане стало официальным, что повлекло за собой серьёзную ответственность, но это подтолкнуло монастырские чаи Уишаня к дальнейшему развитию.

Согласно записям в соответствующих источниках к династии Мин в Уишане было основано несколько десятков монастырей. Однако у буддизма и даосизма позже разошлись пути развития в Уишане: к концу последней династии Цин даосизм постепенно захирел, а у буддизма случился период расцвета. Особенно после того, как знаменитый монах 18-го века Те Хуа, пятьдесят лет практиковавший буддизм в Уишане и ставший настоятелем монастыря Тяньсинь Юнлэ, неожиданно для всех на седьмом десятке взял в руки оружие и отправился в столицу развивать буддийское учение. Это стало для пекинцев настоящей сенсацией и привело к тому, что Уишань стал одной из восьми знаменитых горных систем Китая и послужил примером для других регионов страны: отныне подавляющее большинство горных территорий стали местом основания новых буддийских обителей. Также благодаря развитию чайного рынка доходы от чайного бизнеса стали для монахов важным источником их благополучия. Подтверждением этому факту стали два запретительных декрета, высеченных на скалах. Один из них располагается на пятом повороте реки Цзюцюй. На 53-м году цинского правления под девизом Каньси (1714) распорядитель по Фуцзяни по фамилии Ян запретил шантажировать чаеводов и подписался как «облагодетельствованные свыше буддийские монахи». Пятью годами раньше фуцзяньский генерал-губернатор по фамилии Чжан обнародовал запрет на дальнейшую тяжбу цюаньчжоусского монаха Цзин Чжэня с местным сюцаем по фамилии Лю за право использовать территорию вокруг Пещеры Водяной Занавески для ведения чайных дел — по воле губернатора это право отошло к монаху. Таким образом, развитие чайной отрасли в Уишане тесно связано с местным буддизмом.
И среди всех монастырей Уишаня решающее влияние на развитие местных утёсных чаёв имел конечно же монастырь Вечной Радости с утёса Небесного Сердца (Тяньсиньянь Юнлэсы).

История этого монастыря начинается в танскую эпоху, первоначальное его название суть Обитель в Сердце Гор (Шаньсиньань) и на данный момент это по сути кафедральный буддийский храм во всём Уишане. Начиная с династии Тан чай в Уишане культивировался в основном монахами этой обители. Посредством выращивания и селекции чая постепенно сформировались минцуны. В своё время Юнлэсы имел в утёсном районе самые лучшие делянки для утёсного чая: Цзюлункэ, Нюланькэн, Даошуйкэн, Тяньсиньянь и другие. Как минимум двое из минцунов, Дахунпао и Шуйцзиньгуй были выведены монахами этого монастыря.
В пятый год цинского правления под девизом Сяньфэн (1855) некий Линь Фэнчи, уроженец деревни Лугу тайваньского уезда Наньтоу прибыл в Фуцзянь для сдачи императорского экзамена и выдержал экзамен на вторую ступень (статус цзюйжэня). Его фуцзяньские родственники, тоже из рода Линь пригласили его съездить попутешествовать в Уишань. В монастыре Юнлэ тайванец Линь попробовал чаю, и настолько восхитился им, что стал упращивать настоятеля продать ему несколько саженцев дабы привезти их на родину и там посадить. В итоге настоятель просто подарил ему 36 кустов. То есть на Тайвань попали высокопродуктивные чайные саженцы, выращенные именно монахами монастыря Вечной Радости. После возвращения на родину в деревню Лугу Линь поделился саженцами с односельчанами, и они стали делать чай по технологии северофуцзяньских улунов. Позднее Линь Фэнчи отправился в столицу и свежесделанный улун с почтением поднёс императору Гуансюю. Говорят, попробовав его император весьма восхитился и позже пожаловал этому чаю имя Дундинский (по названию горы, на которой он рос). С того времени Дундин улун стал первым знаменитым чаем Тайваня и по сей день пользуется славой как в Китае, так и во всей юго-восточной Азии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.