parallax background

Так называемое «органическое» чаеводство как экологическая и социальная угроза

Найти время на чашку чая и тишину
Найти время на чашку чая и тишину: руководство по обретению радости
19.01.2022
Врачи XIX в. о пользе и вреде чая
Врачи XIX в. о пользе и вреде чая на материале медицинской литературы из фонда редкой книги Тверского ГМУ
20.01.2022
К счастью, ажиотаж вокруг «органических» продуктов и, в частности, «органического» чая понемногу сходит на нет (хотя и сейчас нет-нет да и попадаются посты, в которых городские мальчики и девочки, никогда не пробовавшие вырастить что-нибудь собственноручно, рассуждают о том, что лучше всего, конечно, «живой» чай, а если уж не «живой», то хотя бы «органический» — и дальше такая дичь, что понимаешь: никакие рациональные аргументы тут не помогут, люди выбрали себе иллюзию по вкусу и ни за что её не оставят). Но не стоит думать, что это не более чем дешёвый, безобидный маркетинговый приём (типа «соли без ГМО»), к которому легко выработать иммунитет. Во-первых, не такой уж дешёвый. А во-вторых, отнюдь не безобидный: продвижение «органичности» может привести – и уже приводит! – к печальным последствиям. Хорошим примером может послужить положение дел в Шри-Ланке в последнее десятилетие, о котором рассказывает Рошан Раджадурай, представитель Плантаторской ассоциации в статье, опубликованной на портале Economynext в октябре 2021 г. (https://economynext.com/sri-lanka-tea-under-threat-fr.. ).

Ниже я вкратце перескажу основное, но рекомендую прочесть первоисточник полностью, хотя бы в автопереводе.

Сорняки – серьёзная проблема в плантационном чаеводстве. Они конкурируют с чайными растениями за пространство, воду и содержащиеся в почве питательные вещества, выделяют соединения, нарушающие жизнедеятельность чайных растений, служат домом для насекомых-вредителей чайных кустов, затрудняют уход за чайными кустами и мешают сбору урожая. При механическом сборе чая листья и стебли сорняков могут попасть в чайное сырьё, снижая его качество, а при ручном сборе опасность для работников представляют пиявки, грызуны и рептилии, прячущиеся среди сорняков и привлекающие более крупных хищников. Многолетние наблюдения Научно-исследовательского института чая Шри-Ланки показывают, что если борьбу с сорняками прекратить, то урожайность плантации снижается на 20% всего за полгода.

Ручная прополка не только не решает проблему, но и усугубляет её, поскольку приводит к массовой и необратимой эрозии почвы. При ручной прополке ежегодно теряется около 40 тонн земли с гектара, занятого чайными саженцами, выращенными из семян, и около 52 тонн земли с гектара при вегетативном размножении. Вместе с растительной массой сорняков при ручном их удалении теряется 32 кг азота, 40 кг калия и 320 кг органического углерода, что наносит урон плодородию почвы. Нарушается также её проницаемость, влагоудерживающая способность, страдает почвенная микрофлора. Наконец, ручное удаление сорняков стимулирует рост новых сорняков из миллионов семян, оставшихся в земле. В итоге при ручной прополке урожайность всего лишь за 4 месяца падает на 15%, а в перспективе – на 30-50%. Если такая практика становится систематической, может быть потеряно 30-45 см плодородного слоя почвы – а ведь для создания одного дюйма плодородного слоя требуется от 300 до 1000 лет.

В середине ХХ века масштабы эрозии почвы стали настолько угрожающими, что в 1958 г. власти Шри-Ланки приняли отдельный закон о сохранении почв. К этому времени многие чайные угодья на Центральном нагорье были заброшены из-за снижения плодородия почв, обрабатываемые площади сократились вдвое, значительная часть фермеров была разорена, в центральной части острова воцарились безработица и нищета. И внедрение в сельскохозяйственную практику высокоэффективного гербицида параквата в 1960-х стало настоящим спасением для чайной отрасли. Арсенал химических средств борьбы с сорняками расширялся. В настоящее время существуют избирательные (то есть поражающие только сорняки и безвредные для других растений) гербициды контактного и системного действия, листовые и почвенные, быстродействующие и способные оказывать продолжительный эффект. Это позволяет использовать их выборочно, учитывая множество факторов: жизненный цикл преобладающих на плантации сорняков (однолетние, двулетние или многолетние), их морфологию (широколиственные растения, травы, кустарники и т.д.), толщину стеблей, агрессивность, а также особенности местных условий – например, высоту над уровнем моря и микроклимат на плантации. Комбинируя различные гербициды и применяя их в научно обоснованных дозах, можно свести к минимуму вредные побочные эффекты, тем более что одними химическими методами борьба с сорняками, конечно же, не ограничивалась – в систему IWM (Integrated Weed Management, комплексный контроль сорняков) входили также агрономические, биологические, экологические и механические методы, в том числе и ручная прополка в тех случаях и в том объёме, в каком это оправдано. Благодаря такому подходу плодородие почв было возрождено и поддерживалось на высоком уровне, потери почвы сократились до 330 кг/га в год (то есть более чем в сто раз), биомасса уничтоженных гербицидами сорняков остаётся на плантации и способствует влагоудержанию, а её питательные вещества возвращаются в биологический цикл.

Однако в ХХI веке то один, то другой гербицид начали запрещать, не предлагая никакой альтернативы, как правило, под сомнительными предлогами. Так, паракват был запрещён в 2004 г. после того, как получили огласку несколько случаев использования его фермерами для совершения самоубийства. На том же основании можно запретить любой сельскохозяйственный инструмент: лопатой можно размозжить голову, а тяпкой – перерезать вены… Глифосат попал под запрет в 2015 г. из-за его предполагаемой связи с хронической болезнью почек. Эта гипотеза была неоднократно и убедительно опровергнута нефрологами, но запрет был снят только в 2019 г. К концу 2010-х глифосат остался практически единственным разрешённым гербицидом, и его одного было недостаточно для эффективной борьбы с сорняками. А в июне 2021 года и он попал под повторный «бан».

Во всём этом чётко просматривается современная, как принято говорить, «повесточка», курс на чаеводство «без химии». Наверно, кто-то отчитался за эти «успехи» — за увеличение площадей «органических» плантаций, например – и продвинулся по служебной лестнице в соответствующих организациях. Давайте же посмотрим на результаты.

Значительная часть чайных угодий Шри-Ланки захвачена сорняками и выведена из оборота. Обрабатываемые площади сократились с 220 000 гектаров в 2013 г. до 200 000 гектаров в 2020-м. Объёмы производства чая, достигавшие 340 тысяч тонн, упали ниже 300 тыс. т в 2016 г. и до 279 тыс. т в 2021-м. Себестоимость цейлонского чая, которая и до этого была выше, чем у индийского и кенийского, выросла ещё, что и понятно: при применении гербицидов требуется четыре работника на гектар дважды в год, что обходится в 12 000 рупий. А при ручной прополке – от 30 до 40 работников четырежды в год, итого 180 000 рупий – в пятнадцать раз больше… Но дело не только в расходах. Рабочих рук элементарно не хватает. Серьёзная нехватка рабочей силы приводит к тому, что не удаётся провести полноценный сбор урожая. Естественно, упало и качество цейлонского чая. Он всё сильнее теряет конкурентоспособность на мировом рынке, проигрывая чаю из стран, где не занимаются псевдоэкологическими играми, налаженные экономические связи рвутся, и потребители, десятки лет хранившие верность цейлонскому чаю, отказываются от него. Фермеры и их работники беднеют (а ведь они и до этого жили далеко не в роскоши), до откровенной нищеты и голода дело пока не дошло, но если вектор движения сохранится, то социальные волнения не за горами.

Касается Раджадурай и темы фунгицидов. Крайне влажный (среднегодовая влажность – до 84%, суммарное количество осадков – до 3800 мм в год) и жаркий (среднегодовая температура около 16,5°С) климат высокогорных районов Шри-Ланки при всех своих чайных плюсах имеет и оборотную сторону: это благоприятные условия для развития грибковых и бактериальных заболеваний чайных растений, а также поражения нематодами. Отказ от применения фунгицидов в таких условиях может привести к трагедии. Будем надеяться, что разум в Шри-Ланке возобладает. Не хотелось бы лишиться таких сокровищ чайного мира, как Нувара-Элия и Ува.

                                                                                                                                                                                      ***

Было бы наивно думать, что вся проблема – в малообразованной, бездумно внимающей «лидерам мнений» молодёжи, для которой «органический чай – хорошо, неорганический – плохо» — такая же неопровержимая истина, как «четыре ноги – хорошо, две ноги – плохо» — для героев оруэлловского «Скотского уголка». За невежественными фанатиками всегда стоят выгодоприобретатели. То, что современная система «органической» сертификации делает богатых богаче, а бедных беднее, не выполняя при этом декларируемые функции, не скрывают даже сами приверженцы идеологии «органичности» — мы касались этой темы, например, в посте о португальском чае (https://vk.com/club47905050?w=wall-47905050_19370 ). Нередки случаи, когда маленькое чайное производство, удовлетворяющее всем «органическим» требованиям, просто не в состоянии оплатить необходимые для такой сертификации процедуры. Зато это с лёгкостью делает крупная компания, получая заветное зелёное клеймо, а вместе с ним – маркетинговое преимущество, хотя её чай может быть менее «чистым» и «живым». Выигрывает ли от этого потребитель и чайный мир в целом – вопрос, думаю, риторический.

Поэтому для нас «органический» сертификат у чая – однозначно не плюс, а минус, пусть и не всегда значимый, но минус. На первом месте для нас – непосредственно ощутимое качество чая и то, как оно соотносится с его позиционированием и ценой. Зелёный логотип на упаковке – ещё не повод ставить на чае крест и бойкотировать его, если чай хорош, то он хорош, а если плох, то плох вне зависимости от регалий. Но категория «органик» означает, что в цену чая включены расходы на вхождение в эту категорию. Следовательно, при прочих равных условиях у «неорганического» чая с той же ценой выше шансы оказаться более качественным.

Не говоря уже о том, что по-настоящему качественный чай попросту не нуждается в этой ерунде. По крайней мере, пока.

P.S. За наводку на обсуждаемую статью следует поблагодарить Дениса Шумакова. Цените его «Чайные параферналии» (http://blog.teatips.ru/category/paraphernalia/ ) — источник интересной и полезной информации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.