parallax background
Фарфор. Цинцы
Посуда для заваривания чая. Фарфор. Цинцы
01.07.2020
Что такое ГАБА чай?
Что такое ГАБА чай?
03.07.2020

Несколько колонок назад я с чувством и, надеюсь, с толком и расстановкой, расписал, почему чашка, поставленная на блюдце, является идеальным прибором для чаепития по-европейски. В сегодняшней же своей колонке я с не меньшим чувством собираюсь рассказать о пиале. Дело тут даже не в справедливости и не в восстановлении исторической истины (которая, как известно, состоит в том, что чашка — это пиала, к которой приделали ручку, а не в том, что пиала — это чашка, у которой ручку отбили). Дело в том, что пиала — это тоже идеальный прибор для чаепития. Только для чаепития совсем другого, нежели то чаепитие, в котором первую скрипку играет чайная пара.

Чаепитие с пиалой можно было бы, наверное, назвать восточным, в противовес «чашечному» западному чаепитию — но это будет не совсем точно. Современный Восток воспринимает западную культуру гораздо активнее, нежели современный Запад — восточную. И в тех же Китаях-Япониях-Кореях, в которых культура пиал насчитывает многие столетия, сейчас, возможно, чай гораздо чаще пьется из чашек и кружек (настаивать на этом не буду — лично не считал).

Мало того, на Востоке (на Востоке в широком смысле — я позволю себе включить в это понятие часть Северной Африки и Закавказье) существует весьма развитая культура пития чая из стаканов, часто очень красивая — как, например, в Марокко и в Азербайджане.

Чаепитие с пиалой, таким образом, не имеет, привязки географической или культурной — но имеет привязку гораздо более значимую. Привязку к состоянию человека, пьющего из пиалы чай…

Чтобы немного сбавить собственный высокопарный пыл, я позволю себе техническое отступление. В этом тексте пиалами я называю все посудины, пригодные для пития чая, у которых нет ручки. Все пиалообразные сосуды, пригодные для пития чая, можно разделить на три большие группы — собственно пиалы, чаши и чашечки (чаши и чашечки, конечно, не следует смешивать с чашками — потому что чаши и чашечки не имеют ручки).

Пиалы — это полусферические чаще всего посудины, объемом от 70 до 300 миллилитров (примерно, конечно). Пиалы могут изготавливаться их самых разных материалов — из фарфора, глины, стекла, камня и т. д. Пиалы могут иметь относительно высокую ножку — это очень красиво и очень удобно. Пиалы используются для самых разных чаепитий в самых разных регионах. Из небольших пиал чай пьют в Восточной Азии, из пиал побольше — в Азии Средней и в Закавказье (в некоторых абхазских селах, кстати, существует очень характерная привычка держать пиалу за край таким образом, что большой палец руки оказывается внутри сосуда).

Чаши чаще имеют форму цилиндрическую, объем у них — от 300 миллилитров и более, в качестве чайных сосудов они используются относительно редко, но ярко. Именно чаши объемом около полулитра используются в традиционной японской чайной церемонии и именно в производстве этих чаш японские мастера достигли восхитительного мастерства.

Чашечки же (называемые ещё иногда пиалками или пиалушками — такой вот чайный сленг), естественно, имеют объем меньше 70 миллилитров и чаще всего используются в китайских церемониальных чаепитий в составе специфической чайной пары, состоящей из собственно пиалки-чашечки (из которой чай пьют) и «чайного стаканчика» (из котрого чай нюхают).

Одним словом, пиалы и сосуды, которые формально к пиалам могут быть отнесены, весьма и весьма разнообразны. Но есть у них одна общая черта, выходящая за рамки банального конструктивного сходства. Эта черта состоит в способности пиал придавать чаепитиям особое, очень приятное и немного торжественное настроение.

Главная особенность чаепития с пиалой состоит отнюдь не в следовании некой традиции или неким правилам этикета и даже не в соблюдении церемониальных ритуалов. Главная особенность чаепития с пиалой состоит в том внимании, которой пьющий чай человек готов уделить чаю.

Чашка с ручкой, да ещё «подстрахованная» блюдцем, предоставляет пьющему чай человеку удивительную свободу действий. В этом безусловное достоинство чайной пары, но это достоинство — социальное, внешнее. Чайная пара не мешает, чай, который налит в чашку, не отвлекает — за чаепитием можно непринужденно беседовать, шумно веселиться, много и вкусно кушать и даже исполнять песню «Варяг», меланхолично глядя на звезды. Это здорово, я очень люблю такие чаепития, но они — только одна грань бриллианта чайных удовольствий. Потому что чаепитие с чашкой — это действие, смыслом которого чаще всего является общение. Даже если чаепитие с чашкой происходит в одиночестве — собеседника можно представить.

Но кроме чаепития социального, «общительного», возможно ещё и чаепитие наедине с собой. И с чаем — если вы готовы его одушевить (не стоит только этим увлекаться). Так вот, если чайная пара идеально подходит для чаепитий с людьми, то пиала идеально подходит для чаепития с чаем. Потому что только пиала позволяет наилучшим образом сосредоточиться на чае и на процессе его употребления и, соответственно, внимательно разобраться со всеми нюансами вкуса и аромата чая.

Сосредотачивающая сущность пиалы заключена в её конструкции. С пиалой невозможно обращаться небрежно, мимоходом. Пиала, взятая в руку, приковывает к себе все внимание — и постепенно переносит это внимание на чай. Пиалу хочется аккуратно и осторожно не только держать — даже отпивать из нее чай хочется чутко, с небольшим, но заметным усилием преодолевая непонятно откуда взявшееся смущение.

Попадая в руки к пьющему чай человеку, пиала моментально меняет его — это особенно хорошо можно наблюдать на начинающих любителях чая или на людях, которые опаздывали на чаепитие или просто бегали по всяким своим человеческим делам. Такие люди приносят за чайный стол шлейф суеты — но этот шлейф обрывается пиалой моментально. Со стороны это выглядит, как какой-то тормозящий толчок. Человек очень быстро протягивает руки за пиалой, берет её — и моментально меняется. Движения его становятся неторопливыми и осторожными.

Конечно, в этом нет никакой мистики. И на человека через пальцы вовсе не действует благодатная энергия сотен керамистов, благодаря беззаветному труду которых пиалы доведены до того совершенства, которое мы сейчас имеем счастье наблюдать. Все гораздо проще — если с пиалой обращаться неаккуратно, чай можно запросто расплескать. Такая у пиалы конструкция.

Благодаря этой своей конструкции пиала практически полностью исключает из чаепития любые резкости — все движения пьющего чай человека становятся плавными, сильные эмоции ему приходится приглушать — и это смягчении и приглушение достаточно быстро умиротворяет и расслабляет человека, позволяя ему одновременно сосредоточиться единственно на том процессе, который сейчас в его присутствии происходит. То есть на чаепитии.

Источник : Денис Шумаков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *